СТАРОСТЬ

СТАРОСТЬ
СТАРОСТЬ, этап развития индивидуума, сопровождающийся характерными морфол. изменениями всех систем организма, угнетением всех функций последнего. Сложные многоклеточные организмы претерпевают в течение своей жизни ряд существенных изменений как в анатомическом, так и фнкц. отношении, причем, отражая эти изменения, меняется с возрастом и их habitus. Кожа лица в старости сухая, сморщенная, б. ч. бледная, истонченная, вследствие чего сквозь нее просвечивают сосуды и сухожилия, волосы на голове седые; глаза лишены блеска; во рту недостаток зубов; спина б, или м. сгорбленная (кифоз); ходят старики медленно и с трудом—таковы нек-рые наиболее резкие внешние черты глубокой С. Зрение и слух в С. понижаются; часты жалобы на зябкость. Рост и вес тела уменьшаются. Согласно-многочисленным измерениям мужчина между 50 и 85 годами уменьшается более чем на 3, а женщина более чем на 4 см вследствие уменьшения межпозвоночных дисков (см. Позвоночник, анатомия). Иногда рост стариков уменьшается на 6 и даже 7 см. Вес тела, по Кетле. достигает максимальной величины у мужчин к 40, а у женщин к 50 годам. С 60 лет он начинает понижаться и к 80 годам в среднем падает на С кг. Часто думают, что для С. характерна потеря волос, однако это не совсем так, так как лысеть начинают чаще всего в более раннем возрасте, в старости же только продолжают терять волосы, и тот, кто не начал лысеть в молодом или среднем возрасте, имеет много шансов сохранить свой волосяной покров и в C.  Свой отпечаток на внешний облик индивида С. накладывает далеко не в одинаковой степени у разных видов животных; у большинства млекопитающих он в достаточной степени ярок и характерен; у птиц и в особенности у пресмыкающихся он значительно менее выражен. Глубокая С. обычно сопровождается т. н. старческим маразмом, к-рый сводится к резким явлениям истощения и увядания организма в зависимости от глубоких анат. и фнкц. изменений, объединяемых понятием старческой инволюции. Анат. изменения могут быть кратко охарактеризованы как старческая атрофия при одновременной тенденции к склерозу, функциональные же—как увядание всех отправлений организма на почве нарушения равновесия в процессах созидания и разрушения. Ярким показателем такого нарушения является аноре-ксия, резкое понижение апетита, свидетельствующее о понижении интенсивности жизненной энергии тканей и их потребности в пище. Старческая атрофия представляет совокупность регрессивных изменений, заключающихся в уменьшении объема, а отчасти и числа клеток, при одновременном наличии ряда физических и морфол. изменений в клеточной протоплазме (побурение, уплотнение, высыхание и пр.), в истончении кожи, костей и хрящей, исчезновении жировой ткани, запустеваыии значительного количества кациляров, понижении растя- в»2 жимоети и упругости тканей. Органы стариков •отличаются от органов молодых субъектов своей более темной окраской и меньшими размерами и в то же время большей плотностью (разрастание соединительной ткани). Однако атрофические процессы при старческой инволюции распределяются по органам неравномерно и каждый из них, как принято выражаться, имеет свой собственный зрелый и старческий возраст. Так, thymus, как известно, начинает инволюционировать уже к периоду pubertas, и у взрослых в 25—30-летнем возрасте макроскопически не всегда удается констатировать даже остатки этого органа. Яичники после прекращения менструаций начинают уменьшаться, а у старух имеют вид маленьких плотных сморщенных тел. С потуханием менструального цикла уменьшается в размерах и матка. Инволюция вилочковой железы и матки зависит от специальных эндокринных факторов; вообще же говоря, темп и последовательность старческой инволюции тканей и органов определяются главн. обр. степенью их диференци-ровки, т. е. ткани подвергаются тем большим регрессивным изменениям с возрастом, чем •сложнее их диференцировка и фнкц. назначение. Поэтому менее всего подпадает старческой инволюции эпителиальная ткань, сильнее—мышечная, в особенности же—нервная. Вместе с тем старческая атрофия мозга отнюдь не ведет неизбежно к псих, распаду личности. Светлый ум, работоспособность могут сохраняться до глубокой С. Вес мозга прогрессивно падает (см. Головной мозг, вес головного мозга). Более детально по органам старческая атрофия выражается в следующих изменениях. В соответствии с уменьшением веса мозга мозговые извилины в старости заметно атрофированы, борозды мозга расширены, мозговая кора истончена, желудочки мозга несколько расширены, количество церебро-спиналыюй жидкости увеличено. В нервных клетках—пигмент-но-жировая дегенерация и атрофические изменения.—В кровеносной системе—картина ате-ро- и артериосклероза, а со стороны сердца—■ миофиброз, заключающийся в атрофии мышечных волокон сердца, с заменой их соединительной тканью. Работа сердца вследствие изменений в сосудах затруднена, а работоспособность сердца понижена (наклонность к гипоси-столии и нек-рой брадикардии). Этими изменениями обусловливается недостаточное кровоснабжение и питание органов с соответствующими клин, симптомами: ослаблением памяти, головокружениями, слабостью рук и ног (эта ■слабость определяется впрочем не одним ухудшением кровоснабжения, но и изменениями в ■самой мышечной ткани), прогрессирующим охлаждением покровов тела, дающим ощущение зябкости (последнее впрочем зависит и от понижения теплопродукции, проявляющегося в нек-ром понижении общей t° тела). Сосудистые изменения в свою очередь создают расположение к тромбозам и апоплексии.—Уклонениям со ■стороны сосудистой системы с давних пор приписывают самое серьезное значение при освещении симптоматологии и даже патогенеза С. (афоризм Казалиса: «Наш возраст—это возраст наших артерий»), и в частности теория Деманжа все старческие изменения готова была сводить к вышеуказанным изменениям в артериях. Такая точка зрения страдает однако некоторым преувеличением, т. к., с одной стороны, •бывают случаи, когда несмотря на глубокий возраст сосуды оказываются в относительно удовлетворительном состоянии, а, с другой, ранний атеросклероз обычно не сопровождается типичной картиной С, Наконец следует вообще иметь в виду, что проблема атеросклероза сосудов и проблема С. по времени отнюдь не обязательно совпадают. Можно лишь говорить о превалировании атеросклеротических процессов в старческом возрасте. В поперечно-полосатой мускулатуре наблюдается картина бурой атрофии с истончением мышечных волокон, отложением бурого пигмента и атрофическим размножением ядер. Мышечные волокна долго сохраняют свое полосатое строение, но в конце-концов оно исчезает и заменяется бесформенной массой среди большого количества размножившихся ядер. Количество жировой клетчатки между мышечными пучками уменьшается или вовсе исчезает. Эти изменения в мышечной системе делают понятными мышечную слабость и быструю мышечную утомляемость стариков. В паренхиматозных органах наряду с атрофией паренхиматозных элементов наблюдается разрастание соединительной ткани, ведущее к их склерозированию и в свою очередь усиливающее первую. Нек-рые авторы при этом говорят о «настоящем возбуждении» соединительной ткани. Этот процесс чаще всего ведет к уменьшению органов в объеме, но в нек-рых случаях, как напр. в предстательной железе, объем органа в силу мощного размножения соединительной ткани может увеличиваться.—В противоречии с состоянием паренхиматозных органов в С. стоят старческие изменения в костной системе: по аналогии с уплотнением паренхиматозных органов и отдельные элементы костной системы обнаруживают тенденцию к консолидации (спа-яние костей, напр. позвонков, в зависимости от окостенения отделяющих их частей; окостенение большинства хрящей); однако несмотря на это сам костный скелет становится легче по причине уменьшения в нем количества минеральных солей. Упомянутыми изменениями в костной системе объясняется и кифотическое искривление позвоночника у стариков, что же касается атрофии нижней челюсти, то ее ставят в связь с потерей зубов (атрофия от недеятельности; отсутствие давления со стороны зубов).—Старческая эмфизема легких обусловливается в значительной степени регрессивными изменениями в упругих волокнах, заложенных в стенках альвеол. Волокна эти представляются значительно утолщенными и извитыми. Тот же самый момент, т. е. регрессивные изменения в упругих волокнах, придает своеобразный характер старческой коже (см.). Общая атрофия тела делает понятным вышеуказанный факт уменьшения общего веса тела и роста в старости. Изменения физ.-хим. порядка в старческом организме, отчасти уже упомянутые выше, сводятся к следующему: 1) меньшему содержанию в тканях воды (общее содержание воды в тканях тела по мере старения понижается, следовательно в С. отмечается сдвиг в сторону сухости); 2) понижению способности тканей к набуханию; 3) уменьшению эластичности при одновременном повышении твердости соединительнотканных образований (склероз); 4) понижению сопротивляемости излому и разрыву; это относится в первую очередь и гл. обр. к костям и на первый взгляд целиком могло бы быть отнесено к уменьшению в костной системе неорганических составных частей, однако по данным Масона (Mason) колебания количества золы в костях не в такой уже степени стоят в закономерной связи с возрастом, как физическая прочность самого коллоидального остова костей, способность же мышечной ткани к растяжению в юношеском, среднем и старческом возрасте относится одна к другой, как 7:3:2 (Landois-Rosemann); 5) уменьшению прозрачности нек-рых тканей (старческое помутнение преломляющих сред глаза); 6) понижению диффузионной проницаемости тканевых перегородок; 7) понижению дисперсности коллоидов и коллоидной защиты против образования осадков и в частности против выпадения кальция. Последний всегда находится в тканевых соках в пересыщенном состоянии, однако только в С, с понижением дисперсности коллоидов, физиологически получает наклонность к образованию осадков, причем можно говорить б настоящем перемещении Са в старческом возрасте (извлечение из костей и отложение в стенках артерий, хрящах и пр.). Понижение же дисперсности тканевых коллоидов и проницаемости клеточных мембран в свою очередь должно вести к понижению окислительных процессов. В общем жо характер изменений тканевых коллоидов в С. кратко может быть обозначен как переход от золеподобных образований к гелеподобным. Среди фнкц. уклонений, свойственных старческому возрасту и кратко характеризуемых признаками гипотонии и гипостении (сердечнососудистой, мышечной, нервной и пр.), заслуживает специального упоминания одно явление, стоящее несколько как бы особняком: это— малая потребность стариков во сне, в частности в ночном сне, при заметной сонливости днем. И если последнее может быть без дальнейших углублений рассматриваемо как выражение общей- слабости, то первое не так легко поддается объяснению (см. Сон). Старческому возрасту свойственно расположение к ряду заболеваний и, наоборот, другого рода заболевания реже поражают в этом периоде жизни или протекают в более мягкой форме. Атеросклероз со всеми его последствиями, рак и катаракта, гипертрофия простаты могут служить примерами первого рода, tbc— второго рода болезней. Причины такой разницы следует искать в особенностях как возрастных изменений организма, так и этиологии и патогенеза болезненных форм (суммирование вредных воздействий на сосудистую стенку, а может быть и сдвиги в холестериновом обмене для атеросклероза; наклонность к фиброзным процессам, а может быть и ослабление секреции половых желез для tbc и т. п.). Далеко не всегда tbc у стариков протекает мягко; наблюдается и обратное; иногда инфекция принимает эксудативный и притом генерализированный характер, напоминающий аналогичные проявления детского, в частности т. н. органного tbc. В С. наблюдается также нек-рое спадение яркости симптомов при острых инфекциях в смысле напр. температурной реакции, кожных высыпаний, увеличения селезенки, лимф, желез и т. д. Наступлению С. со всем комплексом характерных для нее изменений обычно предшествует период предвестников, своего рода praesenium, характеризующийся или появлением того или иного признака С, только в менее яркой форме и притом не исключительно связанного с последней (поседение волос, прогрессирующее нарастание утомляемости; па- дение libido и т. п.), или же такими специфическими для данного периода жизни явлениями, как определенные изменения со стороны зрения [пресбиопия (см.) у дальнозорких] и половой системы (climax). Причины старческого увядания со всеми вытекающими отсюда последствиями не вполне еще выяснены. Вейсман, Майнот и Бюлер готовы были сводить его к ослаблению, а затем к потере клетками способности к размножению, вследствие чего по мнению этих авторов организм должен в конце-концов лишиться возможности возмещать потерянное вещество. Майнот при этом думал найти даже анат. субстрат такого вырождения клеток в нарушении якобы нормального соотношения ме-ягду ядром и протоплазмой, из коих первое будто бы постепенно в С, уменьшается, а последняя, наоборот, увеличивается. Однако безоговорочно такое мнение едва ли может быть принято, и если нельзя назвать убедительной ссылку Мечникова на факт сохранения способности к росту даже в глубокой С. такими придатками тела эпидермального происхождения, как волосы и ногти, ни в какой мере не спЪсоб-ными воздействовать на долговечность организма, то, с другой стороны, нельзя игнорировать того несколько неожиданного факта, что и сердце, как оказывается, продолжает расти до глубокой С. В общем в С. процессы разрушения все же начинают брать перевес над процессами созидания: интимная сторона этого явления однако указанной точкой зрения не вскрывается.—Мечников сущность С. усматривал в нарушении тканевого равновесия, в борьбе «благородных» элементов организма с макрофагами—■ борьбе, все усиливающейся с возрастом и ведущей к постепенному уничтожению первых последними. Причину же ослабления сопротивляемости «благородных» элементов организма и в частности нервных клеток в С. он видел в разного рода интоксикациях, но в первую очередь и гл. обр. в кишечном самоотравлении. Однако самый факт борьбы с макрофагами, как ее рисует Мечников, еще подлежит сомнению. В частности в мозгу старых индивидуумов действительно приходится наблюдать картины, дающие повод говорить о невро-нофагии, но что здесь является первичным моментом,—агрессивная ли деятельность макрофагов или же самостоятельная утрата в известной мере нервными клетками своей жизнедеятельности,—в ряде случаев решить трудно; правильнее склониться к признанию второй возможности в виду именно несоответствия между степенью деградации нервной клетки и выраженностью фагоцитоза (отчетливо выраженная атрофия при незначительном вокруг скоплении макрофагов), так что невронофагию в таких случаях правильнее было бы рассматривать не столько как выражение активной агрессии со стороны макрофагальных элементов, сколько как более пассивный процесс субституции одной ткани другой. Существует эндокринологическое объяснение проблемы С, причем одни выдвигают в этом отношении на первое место роль щитовидной железы (Lorand), другие же (Steinach, Воронов)—половые железы. Уделяется нек-рое внимание и надпочечникам. Как ни бесспорна однако громадная роль половых желез в жизне-проявлениях организма и в частности в смене возрастных изменений и как ни интересны полученные в этом направлении результаты, еле- еэв дующие два факта должны бы все же диктовать несколько большую сдержанность в оценке этого фактора. Во-первых в детском возрасте половая секреция еще весьма незначительна и тем не менее как-раз этот возраст—период максимальной живости, подвижности и неутомимости; с другой стороны, не так уже редки примеры сохранения умственной свежести и физической бодрости в глубокой С. при почти полном увядании половых функций. Наконец широко практикуемая в животноводстве кастрация не ведет к явлениям С, так же как и скопцы во многих отношениях еще не являются старцами.—Так как животный организм представляет собой не что иное как комплекс коллоидов, то в сущности проблема С. упирается в проблему «постарения» коллоидов. Известно, что коллоидальные растворы таят в себе тенденцию к флокуляции, и золь постепенно переходит в гель. Между прочим наряду с клетками должно в указанном направлении меняться с возрастом и межклеточное вещество и тем самым затруднять как подвоз питательного материала к последним, так и отток от них продуктов обмена, что в свою очередь должно вести к аутоинтоксикации. Правда, между живыми и неживыми коллоидами имеется все же разница в том отношении, что в первых постоянно происходит обмен веществ и на смену отработанных частиц вступают в действие новые. Возможно, что доминирующая роль в процессе старческой деградации падает, как думают некоторые авторы (Marinesco, Мильман), на мозговые клетки, к-рые, по выражению Мильмана, стоят ко всему организму в подобном же отношении, как ядро к протоплазме в клетке. Приведенными соображениями проблема С. целиком однако все же не решается. Животный организм не представляет собой механического агрегата клеток и тканей, но для него характерны единство, целостность. Ведь отдельные ткани и органы, как показывают опыты с культурами тканей и на изолированных органах, по Кравкову, могут при известных условиях продолжать свое существование и по смерти организма как целого. Именно в этой плоскости, т. е. в аспекте изучения законов развития организма как некоего единства, точно так же необходим подход к. решению упомянутой проблемы. Между тем в этом направлении до сих пор известно лишь весьма немногое. Нек-рыми учеными сделаны были попытки установить напр. закон продолжительности жизни от периода роста животного (по Бюффону, коефициент этот равен 6 или 7, по Флурансу—о), но совершенно очевидно, что такого рода попытки, небезынтересные сами по себе, не идут дальше эмпирического констатирования наличия известной закономерности явления, нисколько не выясняя однако внутреннего смысла взаимоотношения. Последнее относится впрочем не столько к вопросу об индивидуальном постарении и разнице в индивидуальной долговечности, сколько в особенности к вопросу о. видовой долговечности. Лит.: Мечников И., Этюды о природе человека, М., 1908; о н ж е, Этюды оптимизма, М., 1913; о н ж е, Сорок лет искания рационального мировоззрения, Москва, 1914; Мильман Ы., Учение о росте, старости и смерти, Баку, 1926; Омоложение, Сборни» статей, 'под ред. Н. Кольцова, выпуск 1—2, Москва—Петроград, 1923—1924 (лит.); Сахаров Г., Борьба со старостью по Мечникову, М., 1918; он же, О невронос; агии вообще и старческой в частности, Труды Государственного медицинского института в Москве, т. I, Орел, 1923; L о г a n d A., Das Altern, seine Ursachen nnd Behand-lung, Leipzig, 1932.                                          Г.Сахаров.

Большая медицинская энциклопедия. 1970.

Поможем студентам с решением задачи
Синонимы:

Смотреть что такое "СТАРОСТЬ" в других словарях:

  • СТАРОСТЬ — самое неожиданное, что поджидает нас в жизни. Лев Троцкий Старость это когда знаешь все ответы, но никто тебя не спрашивает. Лоренс Питер Старость это когда каждый день чувствуешь себя на два дня старше. Старость это когда на отдых требуется… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • старость — заключительный период жизни, условное начало которого связано с отходом от непосредственного участия в производительной жизни общества. Хронологическое определение границы, отделяющей старость от зрелости, не всегда оправданно из за огромных… …   Большая психологическая энциклопедия

  • Старость —  Старость  ♦ Vieillesse    Старение – это износ живого организма, в ходе которого снижаются его способности (способность существовать, думать, действовать и т. д.), и организм приближается к смерти. Следовательно, старение – это процесс, и… …   Философский словарь Спонвиля

  • Старость — Старость  период жизни человека от утраты способности организма к продолжению рода до смерти. Характеризуется ухудшением здоровья, умственных способностей, затуханием функций организма. В этот период жизни люди, работающие по найму, как… …   Википедия

  • старость — на старости лет, на старость дней. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. старость старческий возраст, дряхлость; ветхость, обветшалость; осень жизни, сенектута, престарелость,… …   Словарь синонимов

  • СТАРОСТЬ — СТАРОСТЬ, старости, мн. нет, жен. Период жизни после зрелости, в который происходит постепенное ослабление деятельности организма. «Мартышка в старости слаба глазами стала.» Крылов. «Маленькая собачка до старости щенок.» (посл.) «Справедливо… …   Толковый словарь Ушакова

  • старость — беспомощная (Льдов); ворчливая (Чюмина); грозная (Рылеев); злая (Фет); сердобольная (Садовников); седая (Фруг); усталая (Голенищев Кутузов); хилая (Фруг) Эпитеты литературной русской речи. М: Поставщик двора Его Величества товарищество… …   Словарь эпитетов

  • старость —     СТАРОСТЬ, дряхлость …   Словарь-тезаурус синонимов русской речи

  • СТАРОСТЬ — возрастной Период жизни организма, наступающий за зрелостью. Сопровождается характерными изменениями в органах и системах, ведущими к ограничению приспособительных возможностей организма. Период старости у людей 75 90 лет (св. 90 лет долгожители) …   Большой Энциклопедический словарь

  • СТАРОСТЬ — СТАРОСТЬ, и, жен. 1. Сменяющий зрелость возраст, в к рый происходит постепенное ослабление деятельности организма; период жизни в таком возрасте. С. не радость (посл.). Под с. На старости лет (в старости; разг.). 2. перен. О старых людях,… …   Толковый словарь Ожегова

  • СТАРОСТЬ — англ. old age/senility; нем. Alten. Период возрастного развития организма, заключительный этап онтогенеза, характеризующийся необратимыми существенными изменениями в обмене веществ, структуре и функционировании организма. Antinazi. Энциклопедия… …   Энциклопедия социологии

Книги

Другие книги по запросу «СТАРОСТЬ» >>


Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»